Все новости
Своя правда
22 Февраля 2018, 16:42

Когда в товарищах согласья нет

НА ЛАД, КАК ПОМНИТЬСЯ, ИХ ДЕЛО НЕ ИДЁТ

НА ЛАД, КАК ПОМНИТЬСЯ, ИХ ДЕЛО НЕ ИДЁТ


ОДЕЖДА ДЛЯ СПАСАТЕЛЯ
В мае 2017 года от спасателей в госинспекцию по труду поступила первая жалоба: спецодежда, полученная ими, не отвечает предъявляемым к ней требованиям.
— Это бетон. Она непригодна: в ней ни болгаркой работать, ни на пожаре, — уверяют спасатели.
С тем, что форма неудобна, никто не спорит. Выбирало ее, заключало договор на поставку прежнее руководство, причем с согласия спасателей. Но почему-то обвиняют последние нового начальника управления Ралифа Галиева, который не имеет к этому отношения, более того — организовал работу по составлению списка спецодежды, соответствующего нормам законодательства, и он уже одобрен спасателями. Проблема лишь в том, что у выданной в прошлом году спецодежды есть срок годности — 3 года, и до того, как он истечет, деньги на новую форму выделены не будут. Таков закон.
СПАСАТЕЛЬ ДОЛЖЕН БЫТЬ ЗДОРОВ
В мае в госинспекцию по труду от спасателей поступила вторая жалоба на то, что в 2016 году медицинский осмотр сотрудников не проводился. По их просьбе осмотр провели, его прошли все. Однако последующая проверка выявила случаи фальсификации результатов офтальмологом. Осмотр был проведен по документам без визуального установления личности: осмотр у врача вместо сотрудника проходил здоровый человек. Повторный осмотр выявил, что у одного из сотрудников — инвалидность по зрению, которая не помешала ему проходить ежегодную комиссию и получать допуск к работе. После выявления подобных фактов учредителем — администрацией города был издан приказ, согласно которому спасатели должны пройти повторный осмотр.
— Но все отказались! Если бы фактов подлога не было, все бы повторно прошли процедуры. Значит, мое мнение, фальсификация была и у других сотрудников. Материалы по факту служебного подлога направлены в прокуратуру города, — пояснил заместитель главы администрации Александр Зуев.
МОШЕННИЧЕСТВО ИЛИ КАТАКЛИЗМ?
Спорные цифры выявил анализ расходов на бензин и приобретение запасных частей, проведенный спецкомиссией.
— По сравнению с 2016 годом в 2017 году сэкономлено 4 137 литров бензина. В среднем, это 126 000 рублей из бюджета! Заправка проводилась на территории поисково-спасательного отряда из специального резервуара, куда заливали бензин. Выявлены факты «левых выездов»: вы вмешивались в работу «Глонасса» и с помощью работников ЕДДС закрывали расходы бензина. По запасным частям: в 2015 году потрачено 109 тысяч, в 2016 году — 151 тысяча, 2017 — 43 тысячи рублей. Такая экономия указывает на нецелевое использование бюджетных денег в предыдущие годы. По данному факту все документы переданы для проверки и принятия соответствующего решения в правоохранительные органы, — подчеркнул Александр Зуев.
— Я взял на контроль этот вопрос: в 2017 году ремонт машин проводился в автосервисе. Запрет введен и на размещение бензина в бочках на территории — это нарушение правил пожарной безопасности. Заправка происходит по карточкам на заправках, — внес уточнения Ралиф Галиев.
У спасателей свой взгляд на эти цифры:
— Погода было холодной, поздно начали купаться, патрулирование практически не велось, а то, которое проводилось — только по направлению работодателя. Практически не купались, хотя многие выпивали на берегу и залезали в воду, по чистой случайности никто не утонул. Так было и в период ледостояния. Хочу добавить, что изданы приказы, запрещающие горожанам посещать нашу территорию. Если купающийся поранится, мы должны ему сказать: подожди, сейчас выйдем. У нас даже звонок на воротах не работает, — обратился к руководителям спасатель Юрий Ивлев.
Заместитель начальника Управления по делам ГО и ЧС Виктор Суханов пояснил:
— Да, действительно, начальником управления был подписан приказ «О внутриобъектовом режиме», которым запрещается нахождение на территории ПСО посторонних лиц и техники, но ни в коем случае не пострадавшим, нуждающимся в срочной помощи, а звонок и даже дверной замок «нечаянно» сломались сразу после моего назначения на должность, а контроль за деятельностью поисково-спасательного отряда прописан в моих обязанностях.
ЕЗДИТЬ ЛИ НА ЛИЧНОМ АВТОМОБИЛЕ?
Проверка показала еще один факт грубого нарушения правил безопасности: для работ использовался личный автомобиль марки ЗИЛ. Как пояснили спасатели, у предыдущего руководителя была договоренность с владельцем автомобиля: он ставил его на территории станции, а в выходные и праздничные дни на нем осуществлялись выезды спасателей По поводу дополнительных расходов бензина: ЗИЛ работает на газу, а значит, выезжал безвозмездно.
— Вы же серьезная организация! Что значит «договорился»? Нельзя использовать личный транспорт — это противоречит правилам охраны труда. Если где-то что-то случится, кто будет отвечать? Приведу пример: на «Газпроме» машина сотрудника в течение рабочего дня стоит на стоянке! Поехал на ней — увольнение, — возмутился Ралиф Галиев.
И владелец ЗИЛа не возражал:
— Я полностью согласен.
КТО СЛОМАЛ АВТОМОБИЛЬ?
А как же служебный автомобиль? Почему он, судя по репортажу, находится в таком плачевном состоянии?
— Не могу я как руководитель за полгода исполнения своих обязанностей создать условия, чтобы машина пришла в такое состояние! — начинает диалог со спасателями Ралиф Галиев. — Наоборот: я сделал все возможное, чтобы учредитель решил вопрос о приобретении нового автомобиля! (Ред.: на момент выхода материала в печать новый автомобиль уже поступил в распоряжение управления).
КАК ПРОЖИТЬ НА 4 ТЫСЯЧИ РУБЛЕЙ?
Самым больным вопросом оказалась полученная спасателями зарплата. Как следовало из злополучного сюжета — ее уровень чуть превышал 4 000 рублей.
— Да, расчетный лист на эту сумму спасатель получил, но! Он почему-то не сообщил с экрана, что это остаток к его отпускным в размере 64 000 рублей! По итогам 2017 года в среднем на руки спасатели получают по 23 620 рублей, — развеял все вопросы Ралиф Галиев.
— Но нам снизили стимулирующий коэффициент! Почему девочки (речь идет о диспетчерах ЕДДС — структуры, входящей в состав управления) получили 13-ю зарплату в полтора раза больше? — возмутились спасатели.
— Устанавливают те или иные коэффициенты не просто так. Кроме вас 19-ти, есть еще 28 человек, с них вы раньше снимали коэффициенты. Хотя объем работы и ответственность у них не меньше вашей, — обратился к присутствующим заместитель главы администрации Талип Калимуллин.
— Есть фонд заработной платы, мы не должны его превышать. Ранее штат не был укомплектован полностью, сейчас — полный. Плюс те, кто в декрете. На их местах работают временно. По коэффициентам: я ставлю те, которые вы заслуживаете, — дал ответ начальник управления.
«ЛАПЫ И ХВОСТ— МОИ ДОКУМЕНТЫ»
Еще один острый момент — отказ спасателей подписывать ряд документов.
— Антикоррупционной комиссией администрации города дано указание разработать и принять внутренний акт, противодействующий коррупции в отряде. Я издал приказ, разработаны положение и план работы по урегулированию конфликта интересов. Но они проигнорированы спасателями. Таких неподписанных документов много: положение о внутриобъектовом режиме, разработанные должностные инструкции спасателей второго и третьего класса. Хотя в трудовом договоре у каждого прописаны права работодателя разрабатывать, дополнять и изменять должностную инструкцию, — объяснил Ралиф Галиев.
— Отказываться вы можете только тогда, когда ваш руководитель своим приказом нарушает закон: вы его не исполняете, а докладываете о нем вышестоящему руководству. В остальных случаях вы обязаны подписать, — подчеркнул Талип
Калимуллин.
Во время совещания спасатели очень часто апеллировали к пунктам коллективного договора. В том числе и во время обсуждения коэффициентов.
— Договор — это договоренность между работодателем и коллективом при наличии финансовых ресурсов. К сожалению, у работодателя нет ресурсов на те коэффициенты, которые хотят спасатели, или придется забирать их у других, — пояснил Талип Калимуллин.
Как следовало из дальнейшего диалога, колдоговор спасателей не соответствует Трудовому кодексу, но, пока не истекло время действия, его нельзя обжаловать. Министерство приняло его в реестр и утвердило договор, но оно не регулирует отношения между работодателем и работником и не проверяет их договор.
Р уководителям показались странными пункты трудового договора, которые предполагают в случае прогула, алкогольного опьянения или наркотического отравления на работе не строгое взыскание и увольнение, а… лишь лишение премии!
— Хочу знать: в нашем колдоговоре предусмотрена выплата оклада при рождении ребенка — будет ли этот пункт выполняться? — поинтересовался один из спасателей.
— Выполняется: на днях ваш коллега получил вместе с отпускными выплату, и будет выполняться в дальнейшем. Напомню, что большинство из вас проживает в муниципальном жилье, что есть далеко не во всех организациях, — ответил Ралиф Галиев.
ЛИПОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИЛИ ПРАВО НА ЗАЩИТУ
Отдельная история — характеристика одного из спасателей.
Руководством отряда перед аттестацией спасателя была подготовлена характеристика и направлена в Уфу. Позже оказалось, что туда доставлена совсем другая характеристика, написанная близким родственником спасателя, занимавшим одну из руководящих должностей в отряде. Факт подлога налицо. В настоящий момент по данному факту проводится прокурорская проверка, которая даст ответ, кто прав, а кто виновен.
Диалог состоялся. Насколько он окажется результативным, услышат ли спасатели своих руководителей — покажет время.
ПРЯМАЯ РЕЧЬ
Талип Калимуллин, заместитель главы администрации города Салавата:
— Объективности в жалобах я не вижу. По моему мнению, отряд не является коллективом, в котором все упорядочено: нет подписанных документов, личные дела не заполнены. Мне, например, не стыдно перед работодателем, поэтому мое личное дело заполнено. Вероятно, спасателям есть что скрывать — отсюда и липовые характеристики. Хочу подчеркнуть: на сегодняшний день спасотряды существуют лишь в Салавате, Стерлитамаке и Октябрьском. Мы стараемся сохранить эту службу, обеспечить нормальную работу, а взаимопонимания пока нет. Это работа, которая регламентируется нормативно-правовыми актами, федеральными и республиканскими законами, постановлениями администрации, за пределы которых ни глава администрации, ни руководитель муниципальной службы выйти не может. Договориться — это на улице. А здесь работа в соответствии с актами, и за их рамки никто выходить не будет.

Читайте нас в