Все новости
Патриот
8 Июня 2018, 14:04

Неизвестных солдат стало меньше

Поисковики из Башкирии обнаружили останки 17 бойцов


Поисковый отряд «Тулпар» из нашей республики участвовал во всероссийской акции «Вахта памяти — 2018» в Ленинградской области. Более ста поисковиков из Башкортостана находились в местах ожесточённых боев, которые происходили здесь в годы Великой Отечественной войны. Урочище Вороново является учебным лагерем для начинающих поисковиков.


Из Салавата в составе отряда поехали 5 участников: руководитель, начальник военно-патриотического клуба «Ватан» молодежного центра «Ровесник» Ильдус Мусалимов, 27-летний Ильвир Асадуллин, 18-летний студент индустриального колледжа Павел Попрядухин, 17-летняя студентка колледжа образования и профессиональных технологий Ксения Сечина и семиклассница Эвелина Мусалимова.

— Мы находились в составе организационной группы, — говорит Ильдус Мусалимов. — Установили лагерь, поставили кухню, оборудовали столы, сушилку, баню, туалеты. Нам предстояло жить и работать здесь 21 день. Погода была ужасной, 3 дня шли проливные дожди, потом начались морозы. Во время поисков сначала работали щупами, металло-

искателем. Если слышался характерный звук, начинали копать. Участники отряда обнаружили и подняли останки 17 бойцов, нашли 2 медальона,

1 удалось прочитать. Эти медальоны назывались смертными, поэтому не все бойцы заполняли их, считая это плохой приметой. У одного бойца сохранился партийный билет. 8 мая, накануне Дня Победы, поисковики со всей России на мемориальном комплексе захоронили останки 641 бойца.

У Ильвира Асадуллина это вторая Вахта памяти.

— Первая была в 2015 году, ездили в Псковскую область, — рассказывает он. — В этом году поехал в Ленинградскую область и был там 3 недели. В тех местах шла война, обороняли Ленинград. Вся местность до сих пор в воронках от снарядов и бомб, очень много советских и немецких окопов. Поначалу было тяжело: дожди, холод, сырость. Однажды ночью ударил мороз, было минус 10 градусов. Мои брюки, которые постирал вечером, просто замерзли, я даже вспомнил фильм «Джентльмены удачи», где у одного из героев застыли брюки в бетоне. Постиранные вещи было очень трудно высушить, в сушилке места порой не хватало, приходилось вешать их на веревках. Два-три дня — и вещи сухие, вернее, влажные, но уже можно было надевать. К концу вахты мы к этому привыкли, стало легче. Когда находили останки, было чувство, которое не передать словами... Чувство, что человек, останки которого ты нашел, возможно, обретет свое имя и будет с честью похоронен, его не забыли, нашли. Очень расстраивались, когда не находили смертного медальона или других документов, вещей с инициалами (ложка, котелок, где порой бывают выцарапаны имя и фамилия бойца). Еще на одного неизвестного солдата стало больше... Запомнился первый день, впечатлений было очень много: строили лагерь, первый «боевой» выход на раскопки, первые находки, бойцы... Когда я вернулся домой, сначала тянуло обратно — просто привык к полевой жизни, жесткому распорядку: в 6 утра вставал, а в 10 вечера ложился спать. Мыслями я был там, в этих окопах, с теми, кого еще не нашли.


Когда я шел по улице, в голове у меня звучали слова песни «Чужой»:


«Он по улице шел,
не по моде одет,
Изучающий взгляд из-под темных бровей,
Он как будто бы здесь и как будто и нет,
Средь своих он казался чужим для людей».

Во время этой поездки Ильвир Асадуллин и Ильдус Мусалимов награждены медалями поискового движения России «За отличие в патриотической работе».