Все новости
Открытый диалог
22 Июня 2018, 12:45

Ожидание экзамена страшнее самого экзамена…

Заметки общественного наблюдателя


Сразу отмечу, что не претендую на критические оценки: город проводит ЕГЭ чётко и в соответствии установленными правилами. Но, став на один день общественным наблюдателем на экзамене по обществознанию, хочу поделиться впечатлениями от увиденного — так сказать, взглядом со стороны.


Весной присутствовала на ЕГЭ для родителей, устроенном в виде точной демонстрации того, что будет ожидать выпускников школ города (об этом газета «Выбор» писала в № 10 от 9 марта). Для взрослых испытание не стало стрессовым. Наверное, потому, что оно ни к чему не обязывало, совершенно не влияло на дальнейшую жизнь и напоминало игру «в школу» (кому не хочется вспомнить свои школьные годы?). Для настоящих выпускников: одиннадцати- и девятиклассников — картина другая: от результатов ОГЭ и ЕГЭ будет зависеть возможность поступления в выбранное и желанное учебное заведение, а значит — и дальнейшие жизненные планы. Поэтому отношение ребят к ЕГЭ было очень серьезным. Как любой экзамен, это испытание оказалось стрессовым. А порядок проведения экзамена (напомним — установленный законодательно) только усиливал стресс. Причем не собственно экзамен, а его начало.

Судите сами. В пункт приема экзамена (мне довелось побывать в таком пункте, расположенном в школе № 18) ребята должны были прийти к 9 часам утра. Самые ответственные стояли у дверей школы уже в 8.30. В 9.00 ребят стали запускать группами, которые сопровождали организаторы, отвечающие за их размещение в определенных аудиториях. При входе — строжайший контроль: металлоискатель, которым проверяли карманы (чтобы никто не пронес в аудиторию сотовый телефон или еще что-то запрещенное), отклеивание этикеток от бутылок с водой (вдруг на этикетке — шпаргалка!) и сверка каждого экзаменующегося с его паспортом, который ребята держали открытым на уровне лица. Наверное, все это определено правилами, чтобы никто не списывал, но мне, взрослому человеку, было как-то неуютно от такой тотальной проверки. Однако не буду судить об установленном порядке. Учителя, стараясь помочь ребятам, обязательно проверяли, те ли ручки экзаменующиеся взяли с собой (нужна черная гелевая, иначе будет невозможно сканировать заполненные ответами контрольно-измерительные материалы — КИМы). Объясняли, что если ручка не будет писать, нужно обратиться к организатору, который обязательно поможет найти инструмент для письма.

В 9.30 ребята уже сидели в аудиториях, которых на этом экзамене было 18. И началось ожидание. Экзамен должен стартовать в 10.00. Разговаривать друг с другом нельзя, что-то почитать или как-то занять себя — тоже, потому что проносить в аудиторию можно только паспорт и ручку.

К 10.00 многие ребята уже лежали лицом на партах и впали в тихую дрему. Чуть раньше 10.00 организаторы провели инструктаж, прочитав правила проведения ЕГЭ, его оценки и возможности апелляции.

В 10.00 был вскрыт пакет с диском, и организаторы непосредственно в каждой аудитории приступили к распечатке бланков регистрации и КИМов. В аудиториях сидели по 12-14 ребят. Каждый комплект документов насчитывал 13 листов. Таким образом, распечатка заняла еще минут 20-25. За это время дрема одолела уже 2/3 аудитории — уж очень долго все происходило. И только в 10.23-10.25 ребята, стряхивая с себя дрему, приступили непосредственно к экзамену. Часть аудитории судорожно зевала, кто-то пытался сосредоточиться, но в рабочее состояние экзаменующиеся пришли только минут через 10-15.

Педагоги, представители управления образования города делали все точно по правилам. Но, воистину, ожидание страшнее самого события!

Можете посчитать меня ретроградом, но, сидя в аудитории перед ребятами на стуле общественного наблюдателя, с удовольствием возвращалась в мыслях к своим выпускным экзаменам. А их у нас в 1970 году было 7! Вспоминала, как мы, заходя в класс на экзамен, видели приветливые лица знакомых и таких любимых учителей, как брали билеты, готовились и отвечали, обучаясь в этот момент умению доказывать свою правоту, излагать мысли и блистать знаниями, которые накопили за 10 лет учебы в школе. А потом, выходя из аудитории, в ответ на вопрос одноклассников: «Ну, как?» — с улыбкой поднимали вверх большой палец: «Все нормально, мы победили!» И экзамен действительно начинал соответствовать словам одного из героев советской комедии: «Экзамен для меня — всегда праздник, профессор!».

Не буду спорить о том, что ЕГЭ (в отличие от вступительных экзаменов) сегодня дает возможность легче поступать в самые разные вузы страны. Но его порядок — входной контроль с металлоискателем, рамкой, паспортом и отклеиванием этикеток от бутылок с водой, видеонаблюдение за экзаменующимися, невозможность ощутить даже минимальную моральную поддержку — несколько напрягает. Повторю еще раз: это мое личное ощущение от современного ЕГЭ. Не претендую ни на какие выводы и рецепты, просто прошу взрослых задуматься: а правильно ли мы начинаем путь наших ребят во взрослую жизнь? Может, что-то делаем не совсем так?..

Предлагаю обсудить эту тему в группе газеты в социальной сети «ВКонтакте». Может, я не одинока в своем убеждении, что из нашего прошлого многое можно взять на вооружение сегодня?


Фото Павла Бизикина

Читайте нас в