Все новости
Личное измерение
5 Января 2019, 12:00

В новый год - с новыми увлечениями

Что делать, если не знаешь, как жить дальше?..

— Ставь цели! — посоветовал мне друг. — Мелкие, будничные. Но среди них обязательно нарисуй мечту. Сложную жизненную ситуацию это быстро не исправит. Но когда она будет решена, ты посмотришь назад и поймёшь, сколько всего полезного и интересного за этот период успела сделать!

Я попробовала. И понеслось! Завёлся моторчик, который теперь работает вне зависимости от настроения и жизненных обстоятельств. Я неизлечимо заболела жизнью!


ШАГ ВВЕРХ


— Что там может быть сложного? — подумалось мне в тот момент.

Будучи активным человеком и всю жизнь пробуя себя в разных видах физической нагрузки, я не допускала и толики сомнения в том, что и эту высоту возьму с легкостью.

Мы пришли в ЖЭУ № 8. Именно здесь находится первый в нашем городе скалодром. Муж (Сергей Бирюков) растянул передо мной странное приспособление, напоминающее шорты, состоящие из одних швов.

— Это обвязка! — глубокомысленно изрек он. — Ноги вставляешь вот в эти петли, этот ремень затягиваешь на талии.

Упаковав меня, он подхватил петлю на передней части обвязки и потянул за нее к стене. «Сейчас привяжет, — подумалось в тот момент, — и пока не освоюсь тут, домой не пустит!» К петле прикрепили карабин.

— Никакого насилия, — хмыкнул он, прочитав мои мысли. — Карабин пристегивается к страховочной веревке. И учти: в данный момент ты — в моих руках!

Ухмыльнувшись в очередной раз, он подтолкнул меня к одной из самых легких трасс (по его словам).

— Летать не может только тот, кто рожден ползать? — уточнила я. — Реально ли научить умеющих ходить ползти вверх по стене?

— Все возможно… Для человека с интеллектом. Лезь!

В общем, ребята… Интеллект, как мне тогда показалось, последнее, что необходимо, чтобы удержаться на зацепах. Даже на самой легкой трассе попадались совсем неудобные неровности, пальцы с которых так и норовили сползти. Я прошла половину пути и плавно приземлилась под четким надзором мужа.

— Ну как? — поинтересовался он.

— Плохо! — призналась я. — Пальцы слабые, вообще не держат.

— Согласен, — покачал головой он. — Но беда еще в том, что ты почему-то решила, что для подъема тебе необходима лишь физическая подготовка. А подумать? Ты замечала, что некоторые зацепы для рук и опоры для ног располагаются таким образом, что центр тяжести твоего тела смещается? Если не последуешь за ним, то не сможешь оторвать руку или ногу от опоры и сорвешься. Далее. Ты стараешься подтягиваться на руках, а ноги используешь как опору. Хотя они могли бы поднимать тебя не хуже рук. Отдохнула? С учетом поправок — вперед!

Несмотря на то, что второй раз дался чуть лучше, физически все равно было тяжело. За вечер я попыталась пройти три трассы по 2-3 раза. И хотя победила лишь самую простую, но спускалась с чувством выполненного дела.

— Скалолазание, — приговаривал супруг, освобождая меня из плена обвязки, — такой вид спорта, в котором важно все: сила, ловкость, быстрота, умение анализировать и работать в паре. Невозможно выбрать из этого списка что-то безусловно главное. В любой момент появится острая необходимость в каком-нибудь из этих компонентов. Устала? На сегодня достаточно.

Обрадованная нежданно обретенной свободой, я пошла осматривать весь зал. Четко запомнив рекомендацию «Думать!», попыталась пройти одну из трасс в уме, поняв наконец-то, зачем учила в школе геометрию.

Спортзал, в который мы пришли, а вернее, тренажер, установленный в нем, уникальный. Он построен в 1993 году ветеранами скалолазного движения нашего города на собственные средства. К тому времени в городе не было серьезных тренажеров. Один для детей — на базе школы № 13, сколоченный тренерами-общественниками из досок с самодельными зацепами. Второй для взрослых — на базе здания сегодняшней ИФНС, собранный теми же тренерами при финансовой поддержке стекольного завода.

— В 1992 году группа салаватских альпинистов (я, Валера Колтаков, Илья Туктагулов, Миша Рожков, Равиль Сафин) создали малое предприятие «Вертикаль» и начали заниматься промышленным альпинизмом, — вспоминает первый детский тренер по скалолазанию в Салавате Николай Карпенко. — На заработанные деньги решили построить серьезный тренажер в спортивном зале ЖЭУ № 8.

Сами конструировали, придумывали рельеф, обдумывали способы крепления. Закупили эпоксидную смолу, фанеру, стекольный завод бесплатно привез песок, Валера Колтаков сам точил крепежные болты. Собирали тренажер всем тренерским составом того времени (Руслан Суюндиков, Александр Козлов, Сергей Бирюков, Владимир Федяев) на базе скалолазания. Заготовки привозили в спортивный зал. Монтировали металлические конструкции, закрывали их фанерными щитами. Предварительно заготовки покрывались эпоксидной смолой, в которую добавлялся колер и выводился рисунок. После посыпали все это песком, чтобы поверхность тренажера напоминала естественные скалы — была шероховатой. Когда смола высыхала, излишек песка сметали. Салаватский тренажер стал вторым в республике после Мелеуза. Уже в декабре 1993 года на нем были проведены первые соревнования.

— А это что? — кивнула головой на странный кусок скальной стены.

— Боулдеринг, — ответил муж.

Этот вид скалолазания был изобретён в американском городке Боулдер, где в пригороде множество каменных глыб высотой 3-6 метров. Именно фестивали по прохождению огромного количества придуманных маршрутов без верхней страховки и переросли в современные соревнования по боулдерингу. Для развития этого вида достаточно высоты в 4-5 метров. По популярности в мире боулдеринг успешно конкурирует с лазанием на трудность.
— Что за лазание «на трудность»?

— Бывает лазание «на трудность» и «на скорость». «Трудность» — технически разнообразный и сложный вид. Он требует высокой организованности, собранности, координации, аккуратности и точности движений. Выносливость и сила, гибкость и пластика, высокий интеллект — вот составляющие успеха в «трудности».

Лазание на скорость, или кто быстрее — выполняется по эталонной трассе, одинаковой для всех. И здесь, в общем, главное, кто первым ее пройдет. Все ясно?

— Ясно. Разрешите переодеваться?

— Не возражаю!

В раздевалке я с трудом справилась с молниями на одежде, потому что пальцы жили своей жизнью. На следующий день ныли мышцы рук, спины, плечи. Ночью приснился сон: стена, несколько зацепов и табличка: «Налево пойдешь, рухнешь, направо — удержишься, вперед…»

Проснулась, не успев дочитать. И решила, что вперед — в любом случае выигрышнее. Ведь вперед можно идти и направо, и налево. Главное, чтобы вверх!


____________________________________________________________________________________________________________________________________________



НЕ ВЕДИСЬ «НА СЛАБО»


— Могу научить тебя кататься на сноуборде, — первое, что предложил мне будущий муж во время знакомства.

— Видимо, грешна в чем-то, — подумала я. — Не убилась тогда, наверное, убьюсь сейчас…

И согласилась!

Ближайший к Салавату горнолыжный центр «Куштау» находится в 60 километрах. Путь к нему лежит мимо красавца Тратау через деревни Урман-Бишкадак, Карайганово, Карасевка. Официальный адрес горнолыжной базы — Стерлитамакский район, д. Шиханы, ул. Центральная.

Проезжая все эти населенные пункты и любуясь красотой окружающей природы, я готовилась к худшему. Чем ближе мы подъезжали к Куштау, тем тревожнее было на душе. И вот из-за поворота показалось оно — место моего прошлого триумфального полета…

— Хватит трястись! Выходи из машины. Будем учиться, — меня вытянули из машины и повели вдоль учебной трассы.

Мимо нас на лыжах и сноубордах аккуратно спускались совсем маленькие дети под присмотром инструкторов. Наблюдая картину обучения, я стала успокаиваться. И выяснилось, что не так страшна горнолыжка, если рядом — инструктор. Или будущий муж!

Минуты летели, как красивые горнолыжники и сноубордисты, а я все еще была жива, здорова и даже довольна. Постепенно получилось поймать скольжение, тормозить задним кантом и не врезаться в таких же, как я. Ботинки, показавшиеся в первые минуты очень неудобными, стали продолжением ноги. Но главное — появилась уверенность в себе. Ощущение управляемого спуска сквозь снежную пыль трассы сродни детским снам о полетах.

— Может быть, во время катания мы можем расти, как в этих снах? — подумалось и произнеслось вслух.

— Поехали домой, фантазерка! — потянули меня за рукав. — Второй час пошел. Не встанешь завтра! Через год поедем на Эльбрус, будешь кататься, как миленькая!

Мягкие повседневные ботинки, горячий чай в кафе, обратная дорога в сумерках и благодушно улыбающийся попутный шихан Тратау… Ребята, это был чудесный день! Не бойтесь экспериментировать, но делайте это с умом!

Хороших всем новогодних каникул!


ВАЖНО


1. Инструктор — наше всё! Без него процесс обучения превращается в целенаправленное травмирование. Это тот человек, на котором точно не стоит экономить!

2. Для долгого и приятного катания без травм, желательно использовать защиту. Особенно на первых тренировках.

3. Начинать с самого начала. В моём случае — познакомиться со сноубордом, его устройством. Научиться его правильно переносить, класть на снег и надевать. Затем — привыкнуть к снаряжению и научиться стоять на месте.

4. От простого к сложному. Держать равновесие и сохранять баланс, скользить и тормозить, научиться правильной стойке — следующие обязательные шаги на пути к безопасному катанию.

5. Падать правильно. Падения неизбежны. А вот сделать их максимально безопасными возможно. Инструктор должен объяснить, чего ни в коем случае нельзя выполнять при падениях, как правильно падать, как помочь товарищу подняться, как встать самому.

6. Следующие шаги должны выполняться на пологом учебном склоне, чтобы не травмироваться самому и не задеть других людей.

7. Научиться пользоваться подъёмником. Ощущение лёгкости подъёма на склон — обманчиво. С первого раза зверь по имени «подъёмник» может не поддаться. Особенно если он бугельный — подъём осуществляется при помощи перекладины или тарелки, вместительность которых — 1-2 человека.

Читайте нас в