Все новости
Город и люди
19 Апреля 2019, 15:41

Талантлив во всём

«Талантливый человек талантлив во всём», — считал немецкий писатель Лион Фейхтвангер. И с этим высказыванием трудно не согласиться. Особенно когда встречаешь в жизни столь талантливого человека, как член Совета старейшин города Рашит Хужин.



Рабочий, партийный и профсоюзный лидер, топ-менеджер, председатель объединения работодателей, депутат Городского совета, заместитель председателя Совета депутатов города, заслуженный химик Республики Башкортостан, награжденный медалью Андрея Первозванного, журналист, диктор городского радио, актер народного театра, заботливый отец и дедушка — это все об одном человеке — Рашите Шамгуновиче Хужине. Как удалось простому деревенскому пареньку из Гафурийского района добиться таких успехов, трудно сказать. Может, дело именно в таланте любое дело выполнять с максимальным чувством ответственности, доходить до мелочей, не считая их мелочами, видеть главное и позитивно относиться к любым поворотам на жизненном пути. Наверное, все вместе и делает человека по-настоящему талантливым и счастливым в жизни. В интервью нашей газете Рашит Хужин в дни своего 70-летнего юбилея рассказывает о самых ярких событиях жизни. Возможно, нынешним «юношам, обдумывающим житье» рассказ ветерана поможет сориентироваться на трудных перекрестках судьбы и найти выход из той или иной ситуации.

— Вы уроженец Гафурийского района. Как попали в Салават?
— Приехал сюда учиться. Нас в семье было пятеро — двое мальчишек и трое девчат. Отец — инвалид войны. В школу я ходил учиться в Зилим-Каран — каждый день семь километров туда и обратно. И твердо решил после школы освоить какую-нибудь нужную профессию. Например, электрика: у нас в деревне электричества не было, а хотелось, чтобы люди жили не хуже, чем в городе. Вот и отправился после окончания школы в Салават, поступил в индустриальный техникум на профессию «Электрооборудование промышленных предприятий». Летом помогал в деревне столбы для электричества устанавливать. Когда в техникуме дошел почти до диплома, пришло время служить в армии — и я отправился на службу в ракетные войска стратегического назначения. А демобилизовавшись, с удовлетворением узнал, что в нашей деревне уже есть электричество.

— Как пришли на производство?
— Ожидая начала учебы на последнем курсе техникума после армии (я вернулся в Салават весной), устроился на нефтехимкомбинат электриком 2 разряда. Так началась моя рабочая биография. После техникума по направлению поработал на Новокуйбышевском нефтехимкомбинате и вернулся в Салават. Тогда и устроился дежурным электромонтером — уже пятого разряда — на Салаватский нефтехимкомбинат (сейчас — ООО «Газпром нефтехим Салават»). Быстро сдал на шестой разряд и приступил к работе. Это было в 1973 году.

— Достаточно долго вы были партийным секретарем на заводе спиртов нефтехимкомбината. Партийная работа чему-то научила в жизни?
— Конечно, ведь пришлось учиться тому, как стать лидером. А для этого нужно было много знать о работе и жизни людей, которые трудились в коллективе. Помню, когда стал секретарем парткома, на заводе только что пустили в эксплуатацию новое производство бутиловых спиртов. Но оно никак не могло достичь проектной мощности. Тогдашний секретарь башкирского обкома партии Мидхат Шакиров дал жесткое задание — производство должно достичь проектной мощности в течение года. Это мне-то, электромонтеру по производственной специальности! Пришлось досконально изучить производство, чтобы найти «узкие места». Изучал не только технологические схемы, но, оставаясь после работы, шел к аппаратчикам, а они все разъясняли «вживую»: рисовали на бумажке, показывали по трубам, учили технологии. С помощью технологов, инженеров постепенно разобрались, нашли слабое звено и подготовили заседание заводского парткома, на котором вынесли жесткое решение о несоответствии занимаемой должности начальника одного из цехов. Преодолели давление руководства завода и, получив поддержку парткома комбината, сменили начальника цеха. И дела стали улучшаться, а производство достигло проектной мощности не за год, а за полгода. Так я учился отстаивать свое мнение.

— Это помогло, когда стали профсоюзным лидером? Ведь времена вам достались сложные — перестройка, акционирование, становление рыночных отношений…
— Да, повоевать нам тогда пришлось!.. Еще в мою бытность заместителем председателя профкома предприятия вместе с председателем Шамилем Файзуллиным первым делом пересмотрели существующий коллективный договор. Включили в него конкретные пункты по дополнительным социальным гарантиям, провели по-настоящему жесткий переговорный процесс с руководством предприятия (порой дело даже до крика доходило) и отстояли почти все наши дополнения.
В 1994 году меня избрали председателем профкома. И дел прибавилось. Как и по всей стране, в ОАО «Салаватнефтеоргсинтез» были задержки по выплате зарплаты, вставал вопрос сокращения штата, отпусков без содержания. Профком вместе с администрацией искал пути выхода из кризиса. Работники предприятия помнят организованный в те годы бартер, приобретение товаров в счет зарплаты. Профсоюз прилагал все усилия, чтобы не допустить массовых сокращений. Занимался вопросами жилья, распределением садовых участков, мест в детских садах. Многое было сделано, чтобы сохранить социальные объекты — медсанчасть, дворец культуры, лагерь «Спутник», дворец спорта. И сегодня салаватцы пользуются всем этим и, надеюсь, вспоминают нас добрым словом.

— Из профсоюза вы перешли «на другую сторону баррикад», став заместителем генерального директора ОАО «Салаватнефтеоргсинтез». Причём, опять на самом сложном участке — кадры и социальные вопросы.
— Да, и вновь пришлось решать многие вопросы — но уже с другой стороны. Возможно, помогала и журналистская практика, которая у меня была раньше. Она научила разговаривать с людьми, подходить к делу творчески.

— А действительно, как случилось, что вы получили журналистское образование?
— Еще в свою бытность производственником, я играл в народном башкирском драматическом театре. Там меня увидел корреспондент радио Минжан Зарипов и посоветовал редактору Лидии Бек пригласить меня диктором на городское радио — раз в неделю вести передачи на башкирском языке. Я попробовал — и понравилось! Подумалось: а почему бы не поступить учиться на журналиста? В Уфе не получилось, а в Казанский университет поступил на факультет русской журналистики, который окончил в 1982 году. Чуть было не остался работать в Казани, но там не было жилья, а у меня уже появилась семья, родилась дочь, ждали появления сына. И остались в Салавате. Однако с журналистикой не расставался. Писал статьи в городскую и республиканские газеты, рецензии на спектакли нашего Салаватского башкирского драматического театра. Кстати, меня туда даже приглашали работать актером, а мои рецензии режиссер зачитывал труппе вслух, и все соглашались с оценкой.
Владение словом помогало в любой работе — во всех моих профессиональных ипостасях. Нужно было уметь говорить с людьми, приводить доводы. Как член рескома профсоюза химиков выступал на всероссийском профсоюзном съезде. К микрофону по несколько раз выходил, доказывал, говорил. И слушали! Будучи председателем объединения работодателей города, выступал как одна из сторон социального партнерства, и тоже умел убедить, доказать. Так что журналистика всегда шла со мной по жизни и во многом помогала.

— Вы по роду своей деятельности немало времени отдавали работе. Как к этому относилась семья?
— С пониманием. Супруга Ляля Минихаировна (к слову, кавалер ордена Трудовой Славы) тоже работала в ОАО «Салаватнефтеоргсинтез» — в лаборатории, видела все проблемы предприятия, что называется, изнутри и понимала мои тревоги. Сын Наиль, юрист по профессии, и сегодня работает на этом предприятии. У него два высших образования, а у дочери Лилии — техникум и два вуза (она и экономист, и юрист).
Сегодня стараюсь компенсировать свою прежнюю трудовую сверхзанятость заботой о внуках, которых у нас пятеро — трое мальчиков и две девочки. С ними наша жизнь продолжается. И это прекрасно!
Добавим, что дедушка многому может научить внуков — и отношению к жизни, и серьезному подходу к каждому порученному делу, и творчеству. При этом Рашит Шамгунович не только хорошо пишет, по-прежнему остается театралом, но и играет на музыкальных инструментах — баяне и даже скрипке, которую освоил в детстве с помощью отца. Согласимся с Лионом Фейхтвангером: талантливый человек талантлив во всем.


Фото предоставлено Рашитом Хужиным