Все новости
Эхо события
19 Апреля 2018, 12:57

Неизвестные пещеры, белая кобра и клык, возможно, пещерного медведя…

Салаватские спелеологи совершили экспедицию в солнечный Узбекистан

Салаватские спелеологи совершили экспедицию в солнечный Узбекистан


В Узбекистане спелеология не слишком развита, многие вообще считают, что в пещерах обитает нечистая сила. А потому простор для салаватских спелеологов открывался в этой республике невероятный. Вот и решили они отправиться туда, где уже цветут фруктовые деревья, чтобы изучить перспективный район и найти никем не исследованные пещеры.


Спелеологи Салавата уже не первый год совершают экспедиции в пещеры Кавказа, Крыма и Средней Азии. В марте они побывали в Узбекистане, посетили Самарканд, Ташкент, но основная цель — Сурхандарьинская область. В состав экспедиции вошли опытные спелеологи: руководитель клуба Артур Асылгужин, Марат Исламгулов, Рустам Дашкин, Ильдар Газин. Молодое поколение: Андрей Ефременко, Владислав Иванов, водитель Денис Чильдинов, а также Георгий Сапожников из Екатеринбурга и Владислав Панин из Симферополя.





«Нашёл я и огромный клык. Вполне возможно, что здесь обитал уже вымерший пещерный медведь».


ПЕЩЕРНЫЕ НАХОДКИ

Расстояние от Салавата до кишлака Дарбанд — более трех тысяч километров. Время в пути — трое суток.

— Когда мы выехали из Салавата, было минус 10 градусов. Через 1 500 километров термометр показывал уже плюс 15 градусов, а еще через 500 км мы попали в оазис: трава зеленеет, цветут фруктовые деревья, а некоторые даже уже отцвели. Контраст интересный, — начинает рассказ руководитель экспедиции Артур Асылгужин. — По приезде разделились на две группы. Первая исследовала подводный грифон Ходжа-Мой-Хана, вторая — пещеры. В первый же день мы провели картографию двух новых пещер. Одну из них местные называют Зиндан. Когда здесь делали топо-съемку, оказалось, что оттуда есть вход в другую пещеру, об этом не знали даже местные! Каждый день совершали спуск в одну из пещер. Чтобы не блуждать напрасно, дорогу спрашивали у пастухов. Кто-то из них сказал, что в одной из пещер живет белая кобра. Кобру мы не увидели, но нашли много костей. Часть из них забрали и переслали в Екатеринбургский археологический институт, где смогут определить, кому принадлежат эти останки. Нашел я и огромный клык. Вполне возможно, что здесь обитал уже вымерший пещерный медведь. В другой увидели неизвестный вид пещерного паука. Мы знакомы с биоспелеологом из Крыма Ильей Трубановым, который нам рассказывал, что пещерный мир Азии, в отличие от Крыма и Кавказа, очень мало изучен. Отправили ему паука. Если окажется, что это действительно новый вид, мы имеем право дать ему имя.

Пещеры, которые мы посетили, не упоминаются в российских источниках. Нами сделаны картографика, описание, отмечены координаты. Опытные водолазы ныряли в источник Ходжа-Мой-Хана, их удивила кристально чистая и прозрачная вода. Она оказалась еще и теплой.


О РЕСПУБЛИКЕ

Артур Асылгужин щедро делится информацией о республике:

— В Узбекистане очень гостеприимный народ, вкусная еда. Баранина великолепная, она особенная, просто волшебная. Здесь овцы пасутся в горах, питаются местной травой, а узбеки умеют ее вкусно готовить. Старшее поколение, которое жило в Советском Союзе, служило в Советской армии, знает русский язык. А молодежь — только отдельные слова, ведь в последние годы изучению русского языка особого значения не придавалось.


«В другой пещере увидели неизвестный вид пещерного паука. Мы знакомы с биоспелеологом из Крыма Ильей Трубановым, который нам рассказывал, что пещерный мир Азии, в отличие от Крыма и Кавказа, очень мало изучен. Отправили ему паука. Если окажется, что это действительно новый вид, мы имеем право дать ему имя».


СЛУЧАЙ НА ДОРОГЕ И ЗНАКОМСТВО С МАРИНКОЙ И СУМАЛЯКОМ

Денис Чильдинов — водитель с десятилетним стажем, у него вместительная машина «Фольксваген Каравелла» на девять мест. Он уже не в первый раз помогает спелеологам. К машине прицепили прицеп с тентом, куда загрузили водолазные костюмы, палатки и другое снаряжение. Но в дороге случается всякое…


«В реке недалеко от кишлака ловил рыбу, в том числе и маринку. В пищу её употребляют только после того, как удаляют жабры, икру, чёрную плёнку брюшины, которые содержат ядовитые вещества».


— Когда мы проехали 1 600 километров и проезжали Казахстан, машина встала. Причин поломки могло быть много, мы перебирали разные варианты, включая некачественный бензин. Проверили форсунки, поменяли фильтры, свечи, промыли карбюратор, но безрезультатно. Долго искали причину поломки. Оказалось, загнулись два клапана, сломалась пружина. К счастью, мы встали не в чистом поле, а недалеко от местного автосервиса. Ночью разбудили хозяина, и он согласился нам помочь. Из-за поломки стояли здесь сутки.

Я, заядлый рыбак, конечно же, взял с собой удочки. В реке недалеко от кишлака ловил рыбу, в том числе и маринку. В пищу ее употребляют только после того, как удаляют жабры, икру, черную пленку брюшины, которые содержат ядовитые вещества. Варили сумаляк. Его готовят из проросших зерен пшеницы, которые предварительно перемалывают. По вкусу он напомнил мне тыквенный сок. Хозяин гостиницы, где мы жили, тоже оказался рыбаком. Он подарил мне шикарный национальный халат, а я ему на память оставил свою удочку, — вспоминает о поездке Денис.


САМАРКАНДСКИЙ БАЗАР И ПРАЗДНИК НАВРУЗ

Владиславу Иванову 19 лет, он кандидат в мастера спорта по спортивной спелеологии, студент колледжа и самый молодой участник экспедиции. Деньги на поездку заработал прошлым летом, занимаясь промышленным альпинизмом:

— Дорога оказалось долгой и утомительной. Да еще простыл некстати, но через три дня пути уже поправился. Мы два дня были в Самарканде, один день полностью посвятили местному базару. Между ним и нашим рынком — огромная разница, даже и сравнивать нельзя. Казалось, ему нет конца и края. Если не уступят, можно торговаться и значительно снизить первоначальную цену. Да и стоимость фруктов, сладостей, другой еды гораздо меньше. В первый день после приезда в Дарбанд мы попали на празднование Навруза, чем-то похожего на наш Сабантуй. Увидели обряд козлодрания (русское название конной игры, когда всадник на коне должен поднять животное с земли и ускакать с ним как можно дальше). На местных дорогах редко встретишь кафе и заправки. Когда ехали обратно, за тридцать километров до заправки у нас кончилось топливо. И один из нас на попутке поехал туда за бензином.












































































Наши спелеологи достигли своей цели и с чувством выполненного долга вернулись домой. А впереди — планов громадье!